lidiamp (lidiamp) wrote,
lidiamp
lidiamp

Categories:

Шурка

Продолжаю публиковать воспоминания Зинаиды Стефановны о жизни её родного хутора до войны и после войны, о детстве
Но прежде хочу по просьбе Зинаиды Стефановны передать её поздравление с наступившим Новым годом всем моим френдам, всем читателям и пожелать от её имени всем вам, друзья, здоровья, счастья, мира и благополучия.
В этом рассказе, как и в предыдущем, она рассказывает о своём старшем брате Шурке. О жизни семьи в годы войны Зинаида Стефановна уже рассказывала в рассказе «Зелёная еловая веточка», поэтому здесь не останавливается подробно на этих годах.
Все рассказы Зинаиды Стефановны можно найти по тэгу Зинаида Стефановна


З.С. Лёвочкина-Дмитриева
Шурка

Наконец-то ушёл в историю страшный голодный тридцать третий год. Унёс он почти половину жителей нашего хутора.
Весна тридцать четвёртого года (я имею в виду 1934 год) очень удивила и порадовала хуторян, заставила поверить в силу их молитв, читавшихся во время голода. Поля обильно зазеленели всходами, хотя их никто не засевал. Вспоминала об этом мама много, много раз. Она говорила: «Взошли так густо, как будто их сам Господь Бог засеял».
После снежной зимы и тёплой ранней весны буйно росли травы и цвели сады. Дети вышли на подножный корм. Они узнали все съедобные травы и корешки. И с раннего утра до вечера копали, находя в земле «орешки» красного горошка, доставали сладкий корень солодки, от которого сильно отекали. Ели бузлики, козлики, в общем, всё, что можно было есть.

Осенью колхозникам выдали на трудодни зерно. Стали они обзаводиться кое-каким хозяйством. Понемногу жизнь в хуторе входила в свой обычный ритм. Стали слышны оживлённые разговоры, иногда раздавались смех, песни. Одним словом, хутор оживал.
После голодного года прошло семь благополучных лет. За эти годы народились дети. В нашей семье в тридцать четвёртом году у тёти Маруси и дяди Вани родился сын. Его назвали Виктором. У папы и мамы родились две дочери: Валя – в ноябре тридцать пятого, я – в сороковом. У дяди Коли и тёти Маруси в тридцать девятом году родился сын Витя.
Казалось, что жизнь наладилась и не будет больше страшных потрясений.
Май тысяча девятьсот сорок первого года. Шурка переходит в четвёртый класс, а Витька готовится осенью пойти в первый класс. Пока всё хорошо, лето, каникулы.

У Шурки есть два закадычных друга. Это Мишка и Шурка, а двоюродный брат Витька в придачу. Он бегает за ними, как хвост. Друзья нашего Шурки жили по соседству, учились они в одном классе. Как-то прочитали они книгу Александра Дюма «Три мушкетёра» и решили играть в мушкетёров. Придумали себе имена: наш Шурка – Левэ, Шурка Шелдяков – Сандрэ, Мишка Разорителев – Михель, а Витька – «оруженосец». Вырезали себе щиты из картона, выстругали из палок мечи и стали играть в свободное время на пустых займищах. Но в основном летние каникулы до войны они проводили на озере или на лимане. Знали все места, где хорошо ловятся на удочку караси и краснопёрка и где живут раки.
Целыми днями мальчики рыбачили или ныряли с илистого осклизлого яра за раками. За лето становились чёрными, как негритята. Носы и щёки были облуплены, а волосы были вылинявшими, белыми, как лунь.

Дни быстро пролетали в интересных занятиях, но вот грянула беда – война. И беспечное детство закончилось в один миг. Ребята сразу повзрослели, им хотелось заменить ушедших на фронт своих отцов. Они стали серьёзными, выполняли безукоризненно все работы, которые им поручали взрослые.
Через наши края немец пёр на Сталинград. Шли кровопролитные бои, но наши войска отступали и оставляли за собой города, хутора, станицы. Вот бои дошли и до нашего хутора.
Мама вспоминала о том, что мальчишек в это время невозможно было удержать около себя в окопах. Они были вездесущи. Знали, где располагались немецкие укрепления, а где наши и при встрече с бойцами старались рассказать об этом. Во время боёв подносили нашим бойцам воды или кувшин с молоком. Мама говорила, что ей не было покоя, пока не было Шурки около неё: «Каждую минуту я просила Господа Бога сохранить ему жизнь и его товарищам».

За хутор бились несколько дней с переменным успехом. Он переходил из рук в руки несколько раз и всё-таки он был сдан.
Во время оккупации школа не работала. Дети не учились, и родители боялись за их жизнь, потому что они проникали туда, куда лезть и не надо было, но удержать их было невозможно.
Наконец наши выбили немцев из хутора. Дети пошли учиться. Шурка и его друзья учились хорошо, Витька тоже старался. Они участвовали в школьной самодеятельности, сочиняли частушки про немцев, как они говорили, про «фрицев», и пели их. Наш Шурка ещё хорошо играл на гармошке. Его отец научил ещё до войны, поэтому он был задействован во всех школьных мероприятиях.

…Весна сорок пятого года. Все ждут конца войны, и наконец-то он пришёл. Девятое мая, великий праздник! Ликует вся страна и ликует наш хутор. Досталась Победа кровью и потом и большими потерями. Наступил мир, к осени вернулись оставшиеся в живых воины. Вернулись бывшие учителя ребят – Николай Дмитриевич, их классный руководитель и Василий Александрович – учитель физкультуры.
Началась мирная жизнь.

Однажды, это было уже поздней осенью, в одно из воскресений взял нашего Шурку учитель физкультуры на охоту на уток. Как раз было время их отлёта. Они улетали на юг, а на нашем лимане останавливались на кормёжку и отдых. Лиман в это время уже был покрыт шугой – мелким льдом. Вода была как каша. Охотились они на лодке, но она была без вёсел, отталкивались колом. Василий Александрович стрелял уток, а Шурка управлял лодкой. За день он уже изрядно устал. Василий Александрович настрелял уже много уток. День двигался к вечеру. Учитель сказал «Давай, Шурка, гони лодку к берегу. Вечер в это время наступает быстро и незаметно».
Доплыли они уже до берега, вышли из лодки, а в это время летит на них целая стая уток. Не удержался Василий Александрович, выстрелил и подстрелил утку. Шлёпнулась она довольно далеко от берега в воду, около камышей. Учитель послал Шурку за ней. Погнал Шурка лодку к утке, только хотел её взять, а она оказалась подранком. Вдруг вспорхнула, забила крыльями по воде и перелетела на другое место, и так повторялось несколько раз. Еле-еле достал он её. Стал Шурка разворачивать лодку, чтобы погнать к берегу, а она не идёт, даже с места он не может её сдвинуть. Видит Василий Александрович, что не может Шурка с лодкой справиться, кричит, ругается.

К счастью, в это время шёл по берегу другой охотник, наш сосед Иван. Видит эту картину, сразу сообразил, что грозит беда. Понял он, что в этой ситуации поможет только лошадь. Быстро побежал он к бригадиру. Бригадир был родным братом мамы и жил недалеко от лимана. Дядя Ваня быстро оседлал коня и галопом помчался к месту происшествия. А Иван пошёл к нам и рассказал маме о случившемся. Мама изо всех сил побежала к берегу лимана. Говорит: «Бегу, а ноги у меня подкашиваются, не слушаются меня. Подбегаю к берегу. Вижу, лошадь не слушается Ваню, не хочет идти в эту ледяную воду, а сыночек мой в лодке сидит, весь съёжился от холода. Уже не двигает ни руками, ни ногами. Тогда я от безысходности упала на землю на колени, подняла руки к небу, кричу, плачу, прошу Господа Бога и всех святых помочь спасти сыночка. Билась головой о землю. Вдруг поднимаю голову от земли и вижу, лошадь медленно, шаг за шагом, пошла по ледяной воде к лодке. А сыночек мой ещё больше скрутился в комочек и не может встать. Наконец лошадь добралась до лодки. Дядя Ваня подхватил Шурку на лошадь и вывез на берег. Тут его кто-то укутал в кожух, и дядя Ваня отвёз его домой.

А пока спасали Шурку, мы с Валей, по просьбе мамы, нагрели большой чугун воды. Грели его во дворе на горнушке, так как он был вмазан в плиту и ёмкость его была три ведра.
Вскорости пришли бабушка Аня и Вася. Налили они горячей воды в кадушку, положили в неё нехворощи, накрыли, чтобы трава в ней запарилась. Когда привезли Шурку домой, они быстро его раздели и усадили в эту кадушку. Парили его около двадцати минут. После этого натёрли его настойками из трав. После растирания спал Шурка почти сутки. На следующие сутки он был как огурчик, хворь его не взяла. На следующий день он пошёл в школу. В школе Василий Александрович к нему даже и не подошёл и не поинтересовался тем, как он себя чувствует и не попросил у мамы даже извинения. Но Бог с ним, так говорила мама.
Tags: Зинаида Стефановна, библиотека, давнее
Subscribe

  • Шарманка

    Недавно у Полинки случился День Слёз. В доме было море слёз. Потоп! А всему виной эта коробка Полинкина мама купила ей новую игрушку-самоделку.…

  • Первый класс, третья четверть

    Полинка рассуждает - Бабушка, знаешь, иногда на вопрос можно дать разные ответы. - На какой вопрос, например? – любопытствую я. - Нам на уроке надо…

  • А вы стремитесь...

    Вот ещё один год прошёл, нет – пронёсся, промелькнул. И снова в календаре, что в профиле моего журнала, появилась картинка со словами: "День…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Шарманка

    Недавно у Полинки случился День Слёз. В доме было море слёз. Потоп! А всему виной эта коробка Полинкина мама купила ей новую игрушку-самоделку.…

  • Первый класс, третья четверть

    Полинка рассуждает - Бабушка, знаешь, иногда на вопрос можно дать разные ответы. - На какой вопрос, например? – любопытствую я. - Нам на уроке надо…

  • А вы стремитесь...

    Вот ещё один год прошёл, нет – пронёсся, промелькнул. И снова в календаре, что в профиле моего журнала, появилась картинка со словами: "День…