?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Санаторий

В этом костно-туберкулёзном санатории моя мама проработала 17 лет, с момента приезда в Евпаторию до выхода на пенсию.
Когда мы только приехали, санаторий назывался «Пионер». Он занимал большую территорию, вернее, две территории - по обе стороны улицы Маяковского, в самом её начале, у моря
За семнадцать лет мама успела поработать в обоих отделениях санатория, в трёх или четырёх его корпусах.
В эти годы в санатории «Пионер» лечили детей дошкольного и младшего школьного возраста. Со школьниками занимались учителя, ведь дети лежали в санатории по нескольку лет. Если ребёнок продолжал болеть к моменту окончания четвёртого класса, его переводили в другой санаторий, где лечились дети постарше, и там он продолжал лечение и учёбу.
Судя по фотографии, сделанной в лето нашего приезда в Евпаторию, вначале мама работала в корпусе, где лечились старшие дети.
Дети в санатории были «лежачие» и «ходячие». Эти дети на снимке – «ходячие», фотографию сделали, наверно, перед выпиской их из санатория.
Среди детей сидят несколько женщин в белых халатах, самая крайняя справа - моя мама.
Может, когда-нибудь случится чудо, и кто-то из читателей узнает себя или кого-то из близких среди этих детей.
Фотографии детей из младших групп я помещу в продолжении этого поста.



1. Немного истории
Историю свою санаторий ведёт с 1926 года, когда на даче бывшего городского головы Дувана «Мечта» курортным управлением был развернут пансионат для обслуживания амбулаторных больных костным туберкулезом.
Но годом рождения санатория «Пионер» считается 1933 год, тогда на базе дачи "Мечта" и дачи московского гомеопата Ефимова был создан детский санаторий, где лечили уже не амбулаторным порядком, а в условиях стационара.
Своё название «Пионер» санаторий получил в 1953 году, а до этого название несколько раз менялось.
В 1956 году санаторий «Пионер» объединили с санаторием «Пролетарий», созданном тоже в 1933 году на бывшей даче Терентьева. Название «Пионер» сохранилось и после слияния двух санаториев.
Теперь в санатории было два отделения, оба у моря, по разные стороны улицы Маяковского в самом её начале.
В начале 60-х годов санаторий ещё раз поменял имя и стал называться «Орлёнком». Название «Орлёнок» санаторий носит и в наши дни.

Таким образом, санаторий образовался на базе трёх особняков – бывших дач, возведённых в начале ХХ века. В санатории в те годы, когда работала в нём мама, было не меньше шести корпусов (точно уже не помню) и разные подсобные строения. Значит, среди них были и здания позднейшей постройки.

У меня сохранилась открытка - снимок 50-х годов одного из корпусов санатория «Пионер». Здание это появилось явно не в советскую эпоху. Возможно, это и есть бывшая дача московского гомеопата Ефимова.



Современных снимков здания другой бывшей дачи - «Мечта» - я не нашла. Сохранилось ли это здание до наших дней, входит ли оно по-прежнему, как один из корпусов, в санаторий «Орлёнок», я не знаю. Зато имеются старые фотографии этой дачи. В мае 1916 года Евпаторию посетил Николай II с семьёй, и во время пребывания в городе он побывал у городского головы Дувана в его особняке «Мечта», где фотографировался вместе с цесаревичем Алексеем. Эти фотографии есть в сети.

Третим особняком постройки начала века была дача Терентьева.

2. Дача Терентьева
Мне было одиннадцать лет, я скучала в незнакомом мне городе, без друзей и приятелей. В частном доме, где мы снимали комнату, и во дворах по соседству не было детей моего возраста. Чтобы я не слонялась по двору и не тосковала по Моршину, мама часто брала меня с собой на работу.
В первое после приезда время я ездила в санаторий вместе с мамой, потом мне разрешили ездить туда самостоятельно. Я брала с собой книгу, купальник и пачку печенья или фрукты. На городские пляжи родители меня одну не отпускали: одиннадцать лет, ещё мала, чтобы ходить на пляж самостоятельно. Тем более что и плавать я тогда не умела.
А на санаторном пляже я была под маминым присмотром. Пока на пляже находились дети, мне не разрешали там появляться, и я сидела где-нибудь в санаторском парке на скамейке и читала книжку. Потом дети уходили с пляжа, и тогда наступал мой черёд. Я плескалась вблизи от берега или, надев надувной резиновый круг, училась плавать.
Потом я бродила по санаторному парку, разглядывала клумбы, скульптуры в парке и здания корпусов санатория.
Одно здание мне особенно нравилось. Это был самый высокий корпус санатория «Пионер», красивое трёхэтажное здание с широкой лестницей и нарядными перилами. Оно напоминало мне дворец, из которого убегала по лестнице Золушка, теряя на ходу хрустальную туфельку.
Я ходила вокруг здания, рассматривая его со всех сторон – террасу, балконы, лепнину, колонны. Стены здания украшали лепные украшения, похожие на спасательные круги. Мама рассказала мне, что давным-давно этот особняк принадлежал очень богатому человеку. У этого человека случилось страшное несчастье – утонула его единственная дочь, и в память о ней он велел изобразить на стенах эти спасательные круги.
История эта долго занимала мои мысли и будоражила воображение. Сколько лет было дочери богача, когда она погибла? Как её звали? Почему она утонула? Наверно, это была девочка моего возраста, и она плохо плавала. Или плавала хорошо, но захотела искупаться в шторм, и её накрыло волной и поволокло от берега в море.
А может, она каталась в лодке, а в это время поднялся сильный ветер, разыгрались волны, и лодку перевернуло, девочка оказалась в воде, а спасательного круга в лодке не было, и она утонула.
Романтичная и грустная легенда, связанная с этим зданием, делала его ещё более притягательным. Вот бы пожить в нём! Интересно, какое оно изнутри?
Внутри корпуса мне довелось побывать, но позднее, когда мама некоторое время работала в нём. Сохранилась фотография, где мама и ещё две её коллеги стоят на ступенях лестницы. Мама стоит справа.



Мне запомнился огромный зал с высокими потолками, слева – лестница на второй этаж, большие окна, обилие света. И ещё - необычайный прилив радости и лёгкости, которые я ощутила, едва войдя в здание.

Со всех сторон здания по стенам ползли вверх лианы дикого винограда, и осенью оно выглядел особенно живописно: листья дикого винограда краснели на сентябрьском солнце, и казалось, что языки пламени лижут стены здания, тянутся к окнам…
Я срывала эти багряные листья и засушивала их между страниц книг и в своём дневнике, который я временами вела, а потом забрасывала надолго.

Это здание, к которому я испытывала чувство, похожее на влюблённость (если бы можно было говорить о влюблённости в здания), как я узнала теперь из источников в сети, было построено в 10-х годах XX века и принадлежало одному из богатейших промышленников, миллионеру Терентьеву.
Мне хотелось узнать, правдива ли история об утонувшей дочери или это лишь легенда, но никаких сведений на эту тему я найти не смогла.
Зато о самой даче материалов много.
Вот что пишут о ней:
«Дача Терентьева (в настоящее время – лечебный корпус детского пансионата «Золотой берег») располагается на небольшом мысе, на самом берегу Каламитского залива. В дореволюционный период здание считалось одним из красивейших в курортной части Евпатории. В то же время, преподаватель Евпаторийской гимназии В.Штифтар в 1916 году в брошюре «Дачный архитектурный пейзаж Евпатории» достаточно критически отозвался об усадьбе:
«Самая высокая из береговых построек, в три этажа, с открытыми террасами на море. В стиле постройки есть античные мотивы… Печальные мысли наводит красивая по рисунку железная ограда на белых столбах, неудачно выкрашенная в черный цвет с венками сусального серебра - отдает кладбищем»


(Железной чёрной ограды с венками я не помню; видимо, она не сохранилась до 60-х годов.)

И ещё два отрывка:
«Она [дача] является ярким образцом архитектурного стиля «модерн». Дача прекрасно вписывается в окружающий ландшафт и является своеобразным архитектурным акцентом этой части евпаторийского побережья. Дача отличается не только внешней красотой, но и прекрасной внутренней отделкой: все стены были затянуты гобеленами»

«Дача Терентьева имела три этажа, на море выходили открытые террасы и балконы. В украшении здания использовались элементы античного стиля и стиля ампир: эркеры, смотровые площадки, фронтоны, колонны и полуколонны. Также здание щедро украшено медальонами с женскими образами, факелами по краям розетт, маскаронами, орнаментальными щитками и т. д.
Историки полагают, что именно на даче Терентьева в 1912 году останавливался писатель Алексей Толстой, путешествовавший летом по Крыму с Софьей Андреевной Миллер, ставшей впоследствии его женой.
Дача Тереньева в Евпатории является архитектурной достопримечательностью Крыма»


Практически все фотографии этого здания показывают его с тыла, снимки сделаны издалека, с пляжа у парка Фрунзе (бывшего курзала) и других пляжей. Выбрать один-два снимка моего любимого здания я не смогла, поэтому их тут целых семь.
Вот так дача Терентьева выглядела в начале прошлого века:



А это она уже в наши дни:









Этот снимок сделан со стороны санаторного парка, и на нём видна лестница, на которой одиннадцатилетняя Лида представляла убегающую из дворца Золушку.
На этой лестнице и стоит мама со своими коллегами на снимке в начале поста.





Лет десять назад мне приснился очень счастливый, причудливый и красивый сон. В нём я видела белоснежный дворец, утопающий в зелени и находящейся на вершине горы в каких-то незнакомых южных краях. Сон был из тех, что не забываются, но только сейчас, готовя этот пост, я сообразила, что прекрасный беломраморный дворец из сна был копией реального здания – дачи Терентьева.
Но об этом сне и о моих личных воспоминаниях, связанных с маминым санаторием – во второй части поста.

Продолжение

Comments

webgarden
Sep. 11th, 2012 06:42 pm (UTC)
Точно! "Там" называлось. "Креативщик" тоже читала.

Profile

цветы, шар
lidiamp
lidiamp

Latest Month

January 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com